Системное Лидерство Статьи Дети чувствуют растерянность родителей

Дети чувствуют растерянность родителей

В этот период времени, когда многие семьи находятся в самоизоляции дома, трудно избежать раздражения. Раздражения от того, что больше не можешь найти пространство для себя, куда бы никто не вторгался. Раздражения от того, что приходится самостоятельно заниматься образованием своих детей, хотя ты не преподаватель, а родитель.
Раздражения от того, что нужно работать из дома, но твой компьютер может быть занят детьми или другими членами семьи. Домашнее хозяйство тоже требует внимания, даже больше чем обычно, так как все находятся дома целый день. Достаточно поводов для раздражения.

И внутри под этим, пожалуй, самый большой повод для раздражения: у вас нет ответов. Никто не знает, что по-настоящему происходит, никто не знает, когда пандемия и самоизоляция закончатся, никто не знает, какими будут они – мир, жизнь, когда все закончится.

Мы все пытаемся найти точку опоры на мысли о том, «что это все закончится». Но реальность того, что ответа мы не знаем, делает нас уязвимыми.

Дети чувствуют, что у родителей и взрослых нет ответа. Дети чувствуют, когда взрослые делают вид, что он есть. Дети реагируют на то, что взрослые скрывают от них свою уязвимость. И, наверное, еще сильнее, если взрослые пытаются скрыть её от самих себя. Я даже осмелюсь сказать, что не столько сами дети, но их поведение проявляет скрытые мысли и уязвимость взрослых.

Все, что детям необходимо, это ясность и безопасность. Наш древний базовый инстинкт гласит: когда у каждого есть ясность относительно своего места и своей роли, стадо в целом чувствует себя в безопасности.

Когда взрослые искренни в том, что они знают, а чего не знают, это вносит ясность. Когда взрослые делают вид, что знают, но на самом деле вообще не представляют себе, как сложится жизнь, когда пандемия «наконец закончится», чувство уязвимости усиливается.

Дети должны делать все, что они обычно делают в школе, но им не хватает таких знакомых и практически важных условий для учебы: здания школы, которое четко разделяет домашнее пространство и пространство для учебы, классной комнаты, чтобы определить тех, кто принадлежит к «нам». К «нам», как к группе сверстников, которые учатся друг с другом и друг у друга, во главе с учителем. К «нам», у которых равный уровень знаний, образования. К «нам», кто разговаривает на одном языке, к «нам», кто вместе друг с другом может дать отпор старшим школьникам…

Эта атмосфера особенно важна для младших классов, где дети скучают по запаху школьных кабинетов и учителя, по улыбке учителя, и первому чувству сплоченности – отдельно от семьи – к примеру, когда они поют вместе.

Это так же создает много неудовлетворенности у самих детей. Так как, несмотря на большие усилия родителей по обеспечению идеальных условий для домашнего обучения, им никогда не удастся создать эту «обычную» школьную атмосферу…

Итак, мы убеждаемся, что в настоящее время уровень раздраженности увеличивается во всем мире.

Перед родителями стоит огромная и, возможно, невыполнимая задача контейнировать всё это раздражение. Обычно мы можем найти ответы у себя в голове или спросить у других людей. Но реальность такова, что никто не знает, как долго продлится эта «ненормальная» ситуация, и мы не знаем, какой будет жизнь и мир после окончания пандемии Covid19, когда «жизнь вернется в привычное русло». Как долго это должно продлиться для того, чтобы мы сказали, что это и есть наша привычная жизнь? И «вот теперь это наша привычная жизнь, но та, которую мы считали привычной до 2020 года, закончилась»?

Мы не знаем.

Получается, что наше знание не является ресурсом в данный момент. Это пугает.

И взрослые чувствуют, что нельзя показывать свой страх детям. Но дети чувствуют, как ведут себя родители, которые не боятся, у детей есть свои «антенны» для этого.

Детям необходима ясность относительно того, кто именно обеспечивает безопасность, им нужно чувствовать, что каждый взрослый осознает свою роль и свою ответственность. Если такая ясность отсутствует, есть вероятность того, что дети будут неосознанно втянуты на роль того, «кто должен спасти всю стаю». Но то, как они это проявляют, зачастую не имеет отношения к спасению! Поведение детей, которые неосознанно заняли место родителей (или родителей своих родителей), это всего лишь знак для взрослых занять взрослую позицию. Проблема в том, что нам сложно понять, почему дети себя так странно ведут, и это непонимание раздражает нас еще больше!

Раздражение на раздражении и раздражением погоняет…
Боюсь, что происходит много всплесков раздражения и домашнего насилия. Заблокированная жизненная энергия ищет выход, и зачастую делает это через агрессию.

В системном мышлении нет прямого решения для этой проблемы.
Но мы знаем, что признание дает исцеляющий эффект.

Нет ответа.
Что родители точно могут сделать, так это признать, что они не знают.
Признание того, что ты не знаешь, не то же самое, что беспомощность, и это не признак отчаяния.
Признаться, что не знаешь, страшно, но когда в конце концов набираешься смелости согласиться «Я не знаю», происходит странное – это приносит успокоение. Успокоение внутри себя и успокоение в поведении детей.

Притворяясь, будто бы знаешь, делаешь детям намного хуже, чем соглашаясь, что не знаешь.

Выражаю глубокое уважение всем «многозадачным» родителям! Удачи вам всем!
Биби Шрёдер.
(Перевод Владимира Петровича)